Зав. библиотекой

Лысикова Татьяна Александровна

Сасыкольская 
модельная библиотека
МКУК "Харабалинская
межпоселенческая библиотека"
Понедельник, 25.09.2017, 11:04

Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS
Приветствую Вас Гость
С 25 января 2012 года Вы на сайте       10000000000 Counter.CO.KZ -й посетитель! Надеюсь, что Вам у нас понравится и Вы зайдете еще раз!
Категории раздела
Право [5]
В помощь производственно-коммерческой деятельности [1]
Для тех, кто имеет приусадебное хозяйство [0]
Профориентация [2]
Работа с педагогами [7]
В помощь учебному процессу [14]
Здоровый образ жизни [25]
Политика [15]
Великая отечественная война (1941-1945) [21]
Краеведение [29]
Экология [15]
Нравственность [28]
Семья [24]
Религия [17]
Этика. Эстетика [21]
Художественная литература [26]
Библиография [8]
Информационно-библиографическая работа [20]
Клуб для подростков "СОБЕСЕДНИК" [19]
Клуб для пожилых людей "СЕЛЯНОЧКА" [28]
Проекты, Акции [15]
День Специалиста [6]
Категории раздела
Категории раздела
Категории раздела

Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0
Главная » Файлы » Работа со взрослыми читателями » Великая отечественная война (1941-1945)

Церковь в годы Великой Отечественной войны
06.05.2016, 15:11

Устный журнал «Церковь в годы Великой Отечественной войны"

Нательный крест на одной цепочке с жетоном «смертника», спрятанная в нагрудный карман гимнастерки иконочка Божией Матери, переписанный дрожащей рукой девяностый псалом «Живый в помощи Вышняго», который солдаты называли «живые помощи»,– полуистлевшие свидетельства веры поисковики находят на полях сражений вместе с партбилетами и комсомольскими значками. А сколько рассказов «как Бог спас» передавались из уст в уста. Как, уходя в разведку, шептали: «С Богом!», как молились втайне перед началом наступления и крестились уже в открытую, поднимаясь в атаку, и как пронзало радиоэфир предсмертное: «Господи, помилуй!». Хорошо известен афоризм: «На войне атеистов не бывает». А вот о том, как жила Церковь во время войны, известно не много.

1 стр. Обескровленная Церковь

К началу Великой Отечественной войны духовенство Русской Православной Церкви было почти уничтожено. Безбожная пятилетка была в разгаре. Закрыты и разрушены тысячи храмов и монастырей. Расстреляно более 50 тысяч священнослужителей. Сотни тысяч сосланы в лагеря. К 1943 году на территории СССР не должно было остаться ни одного действующего храма и ни одного действующего священника. Однако этим планам не суждено было сбыться. Разгул воинствующего безбожия остановила война. Узнав о нападении фашисткой Германии, патриарший местоблюститель митрополит Московский и Коломенский Сергий (Страгородский) благословил верующих на борьбу с фашистским захватчиком. Свое «Послание пастырям и пасомым Христовой Православной Церкви» он сам напечатал на пишущей машинке и обратился с ним к народу. Он сделал это раньше, чем Сталин, который, оправившись от шока, также выступил с обращением к народу, в котором назвал людей, как называют их в Церкви, «братия и сестры». В послании Владыки Сергия были пророческие слова: «Господь нам дарует победу». Победа над фашистской Германией была одержана. И это была не только победа русского оружия. С первых дней войны руководство страны отменило столь явный богоборческий курс и на время приостановило борьбу с Православием. Атеистическая пропаганда была переведена на новые, более тихие рельсы, а «Союз воинствующих безбожников» демонстративно распущен. Прекратились гонения на верующих – люди снова могли свободно посещать церковь. Из ссылок и лагерей возвращались выжившие священнослужители. Открывались закрытые ранее храмы. Так, в 1942 году в Саратове, где к началу войны не осталось ни одной действующей церкви, верующим был передан (поначалу в аренду) Свято-Троицкий собор, а после открылась Духосошественская церковь. Возобновляются богослужения и в других храмах Саратовской епархии. Перед лицом опасности Сталин ищет поддержки у Церкви. Приглашает духовенство к себе в Кремль, где обсуждает положение Русской Православной церкви в СССР и возможность открытия духовных школ и академий. Еще один неожиданный шаг навстречу Церкви – Сталин разрешает провести Поместный Собор и выборы Патриарха. Так, упраздненное православным царем Петром I патриаршество было восстановлено при богоборческом советском режиме. Главой Русской Православной Церкви 8 сентября 1943 года становится митрополит Сергий (Страгородский).

2 стр. Батюшки на передовой

Одни битвы шли в Кремле, другие – на линии огня. Сегодня мало кто знает о священниках, воевавших на фронтах Великой Отечественной войны. Никто точно не скажет, сколько их было, шедших в бой без рясы и крестов, в солдатской шинели, с винтовкой в руке и молитвой на устах. Статистики никто не вел. Но батюшки не просто сражались, защищая свою веру и Отечество, а еще и получали награды – почти сорок священнослужителей были награждены медалями «За оборону Ленинграда» и «За оборону Москвы», более пятидесяти – «За доблестный труд во время войны», несколько десятков – медалью «Партизану Великой Отечественной войны». А скольких еще награды обходили стороной?

Архимандрит Леонид (Лобачев) в начале войны добровольцем вступил в ряды Красной Армии и стал гвардии старшиной. Дошел до Праги, был награжден орденом Красной Звезды, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За оборону Москвы», «За оборону Сталинграда», «За взятие Будапешта», «За взятие Вены», «За победу над Германией». После демобилизации снова вернулся к служению в священном сане и был назначен первым руководителем Русской Духовной Миссии в Иерусалиме после ее открытия в 1948 году.

Многие священнослужители уходили на фронт, отбыв срок в лагерях и ссылках. Вернувшись из заключения, будущий Патриарх Московский и всея Руси Пимен (Извеков) дослужился на войне до звания майора.

Многие, избежав смерти на фронте, становились священниками после победы.

Архимандрит Алипий – воин (в миру Иван Михайлович Воронов). В 1942 году Иван Михайлович ушёл в армию. “Весь долгий путь от Москвы до Берлина прошёл – в одной руке винтовка, в другой – этюдник”. Будучи уже архимандритом, он говорил: “На войне некоторые боялись голодной смерти, брали с собой на спину мешки с сухарями, чтобы продлить свою жизнь, а не сражаться с врагом; и эти люди погибали со своими сухарями первыми. А те, которые снимали гимнастёрки и часто сражались с врагом в рукопашную, оставались живы”. И добавлял: “Война была такой страшной, что я дал обет Богу, что если в этой битве выживу, то обязательно уйду в монастырь”. Бог хранил Ивана Воронова. На его глазах прямым попаданием снаряда разнесло автомобиль с генералом армии Ватутиным. Иван Михайлович прошёл войну в составе 4-ой гвардейской танковой армии рядовым стрелком, получал контузии, получал и награды. Он создал художественную историю танковой армии. В армейской характеристике сказано, что Иван Воронов получил много наград и благодарностей от командования, в том числе орден Красной Звезды и медаль “За отвагу”. Победу встретил в Берлине.

Священник-партизан Александр Романушко. Летом 1943 года к командиру партизанского соединения генерал-майору В.З. Коржу обратились родственники погибшего полицая. Никто, мол, не соглашается отпевать покойника, не пришлёте ли своего партизанского священника? В отряде служил тогда протоиерей Александр Романушко. В сопровождении двух партизан-автоматчиков он явился на кладбище. Там уже стояли вооружённые полицаи. Облачился, немного помолчал. И вдруг сказал: - Братья и сестры! Я понимаю большое горе матери и отца убитого. Но не наших молитв заслужил во гробе предлежащий. Он - изменник Родины и убийца невинных стариков и детей. Вместо вечной памяти мы все, - он высоко поднял голову и возвысил голос, - произносим: "анафема"! ( проклинаю) Собравшиеся оцепенели. А священник, подойдя к полицаям, продолжил: - К вам, заблудшим, обращаюсь: пока не поздно, искупите перед Богом и людьми свою вину и обратите оружие против тех, кто уничтожает наш народ, в такие вот могилы закапывает живых людей, а в храмах заживо сжигает верующих и священников... За помощь, которую оказывал священник партизанам, он был награждён медалью "Партизану Отечественной войны" I-й степени.

Священник Федор Пузанов. Медалью “Партизану Отечественной войны” была отмечена деятельность священника из села Бродовичи-Заполье на Псковщине Федора Пузанова. Георгиевский кавалер Первой мировой войны и скромный сельский плотник в 30-е годы, он, пользуясь относительной свободой передвижения, разрешенной ему оккупантами как священнику сельского прихода, вел разведывательную работу, снабжал партизан хлебом и одеждой, сообщал данные о передвижениях немцев. Кроме этого, он вел беседы с верующими и, передвигаясь от села к селу, знакомил жителей с положением в стране и на фронтах. Во время карательной операции по доносу старосты немцы сожгли сельский храм. Отца Федора спрятали местные жители и затем переправили его к партизанам. В течение 1943 г. священник собирал среди прихожан средства на строительство танковой колонны им. Димитрия Донского. В Фонд обороны были сданы деньги, драгоценности и церковная утварь на сумму 500 тыс. рублей. Более 300 советских граждан спас от угона в Германию. Во время эвакуации немцами населения Псковского района в январе 1944 г. священник Пузанов должен был сопровождать свой приход к месту погрузки в эшелон. Сначала колонну сельчан конвоировали немцы, но потом ушли куда-то вперед. Уходя, старшим гитлеровцы назначили отца Федора, приказали ему довести людей до места назначения. За ослушание пообещали расстрелять. Куда подевались конвоиры? Вернутся ли они? Как быстро обнаружат исчезновение будущих "остарбайтеров" и начнут поиски? Священник этого знать не мог. "Пастырь добрый жизнь свою полагает за овец", - сказано в Евангелии. И отец Федор рискнул. В своем рапорте правящему архиерею в 1944 году он писал: "Немцы не успели отойти 2 км, как я дал команду сейчас же мы должны идти в тыл, где я знал, находятся наши партизаны. Этим мы только спасли себя". В 1944 г. отец Федор был вызван митрополитом Алексием, который отметил заслуги священника перед Родиной и Церковью наперсным крестом.

3 стр. Святой епископ-хирург

Человек удивительной судьбы, хирург с мировым именем, бывший некогда земским врачом в селе Романовка Саратовской губернии, епископ Русской Православной Церкви Лука (Войно-Ясенецкий) встретил войну в ссылке в Красноярске. Святому Луке при рождении дали имя Валентин - Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий. Родился он в 1877 году в Керчи. В детстве отличался склонностью к рисованию и мечтал стать художником, но в итоге выбрал стезю врача. Окончив Киевский университет, Валентин в качестве хирурга трудился на Дальнем Востоке, оперируя раненых солдат, принимавших участие в боях в ходе русско-японской войны. В 1917 году он переезжает в Туркестан, где продолжает вести врачебную практику в одной из больниц Ташкента. В 1920 году он возглавляет кафедру оперативной хирургии и топографической анатомии Туркестанского университета, читает лекции. Во время жизни в Ташкенте Валентин Войно-Ясенецкий начинает проявлять активный интерес и к церковной жизни. Благодаря одному из своих выступлений в 1920 году касательно церковной жизни в Туркестане Валентина заметил Ташкентский епископ Иннокентий, который и рукоположил его в сан диакона, а затем и священника. Возложив на себя бремя пастырства и неся послушания соборного проповедника, Валентин не оставлял медицину и научную деятельность, продолжая заниматься оперированием и преподаванием. Преследования отца Валентина начались после принятия им монашеского пострига в 1923 году с наречением имени Лука в честь евангелиста, который также, согласно преданию, был врачом. В том же году иеромонах Лука был рукоположен в епископский сан, после чего последовала первая ссылка – в Туруханск. Находясь в заключении, епископ Лука работал над своей книгой «Очерки гнойной хирургии», за которую в дальнейшем будет награжден лично товарищем Сталиным. Вскоре преосвященного Луку отправили в Москву, где власти разрешили ему служить и проживать на квартире. Через четырнадцать лет, во время антирелигиозных гонений 1937 года, последовала вторая ссылка епископа Луки, на этот раз в Красноярск. Когда началась война, его направили на работу врачом в красноярский эвакуационный пункт. С 1943 года он также занимает красноярскую архиерейскую кафедру. Вскоре он в качестве архиерея едет в Тамбовскую область, но не перестает заниматься и медициной, координируя под своим началом порядка 150 госпиталей в области. С окончанием войны архиепископа Луку ждет церковная награда – право ношения на клобуке бриллиантового креста. А со стороны государственной власти он удостаивается медали «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.». В 1946 году архиепископу Луке присуждается еще одна награда – Сталинская премия I степени - за вклад в развитие отечественной науки в области медицины. В этом же году его переводят в качестве архиерея в Симферополь, поручая Крымскую кафедру. Там Преосвященный Лука проведет остаток жизни. К концу своих дней он полностью утратит зрение, но все-таки не перестанет служить. Совет Московской духовной академии в это время принимает преосвященного Луку как почетного члена академии. А посмертное почитание его в среде церковного народа привело к закономерной канонизации: в 1996 году в Симферополе архиепископа Луку прославили как святителя и исповедника веры. Прижизненное служение врачом определило и его место в соборе святых – молитва святому Луке стала средством исцеления и выздоровления. К нему, как и к святому Пантелеймону, обращаются люди, одержимые различными недугами, болезнями. После окончания Великой Отечественной войны был награжден медалью «За доблестный труд». В 2000 году епископ-хирург был прославлен Русской Православной Церковью в лике святых. В Саратове на территории клинического городка Саратовского государственного медицинского университета строится храм, который будет освящен в его честь.

4 стр. Помощь фронту

Во время войны православные люди не только воевали и ухаживали за ранеными в госпиталях, но и собирали деньги для фронта. Собранных средств хватило на комплектацию танковой колонны имени Димитрия Донского, и 7 марта 1944 года в торжественной обстановке митрополит Коломенский и Крутицкий Николай (Ярушевич) передал 40 танков Т-34 войскам – 516-му и 38-му танковым полкам. Статья об этом появилась в газете «Правда», а Сталин просил передать духовенству и верующим благодарность от Красной Армии. Церковь собирала также средства на постройку самолетов «Александр Невский». Машины передавались в разное время в разные части. Так, на средства прихожан из Саратова было построено шесть самолетов, носящих имя святого полководца. Огромные средства были собраны и в помощь семьям воинов, которые лишились своих кормильцев, в помощь детям-сиротам, собирались посылки для красноармейцев, которые отправлялись на фронт. В годы испытаний Церковь была едина со своим народом, и вновь открытые храмы не пустовали.

5 стр. Не свастика, а крест

На первую военную Пасху впервые за годы советской власти вновь было разрешено провести крестный ход во всех крупных городах страны. «Не свастика, а Крест призван возглавить нашу христианскую культуру, наше христианское жительство»,– писал митрополит Сергий в пасхальном послании того года. Разрешения провести крестный ход вокруг города с Казанской иконой Божией Матери просил у Жукова Ленинградский митрополит и будущий Патриарх Московский и всея Руси Алексий (Симанский). В тот день, 5 апреля 1942 года, исполнялось 700 лет со дня разгрома немецких рыцарей в ледовом побоище святым князем Александром Невским – небесным покровителем города на Неве. Крестный ход был разрешен. И случилось чудо – танковые и моторизованные дивизии, необходимые группе армий «Север» для взятия Ленинграда, были переброшены по приказу Гитлера группе «Центр» для решительного броска на Москву. Москву отстояли, а Ленинград оказался в кольце блокады. Митрополит Алексий не покинул блокадный город, хотя голод не щадил духовенство – не пережили зиму 1941–1942 года восемь клириков Владимирского собора. Во время богослужения скончался регент Никольского собора, умер келейник митрополита Алексия инок Евлогий. В дни блокады в ряде храмов были устроены бомбоубежища, в Александро-Невской Лавре разместился госпиталь. Но главное – в вымирающем от голода городе ежедневно совершалась Божественная литургия. В храмах молились о даровании победы нашему воинству. Служился особый молебен «в нашествие супостатов, певаемый в Отечественную войну 1812 года». На богослужениях иногда присутствовало командование Ленинградского фронта во главе с маршалом Леонидом Говоровым.

6 стр. Неслучайные даты

– 22 июня 1941 года Русская Православная Церковь отмечала день всех святых, в земле Российской просиявших;

– 6 декабря 1941 года в день памяти Александра Невского наши войска начали успешное контрнаступление и отбросили немцев от Москвы;

– 12 июля 1943 года в день апостолов Петра и Павла начались бои под Прохоровкой на Курской дуге;

– на празднование Казанской иконы Божией Матери 4 ноября 1943 года советскими войсками был взят Киев;

– Пасха 1945 года совпала с днем памяти великомученика Георгия Победоносца, отмечаемым Церковью 6 мая.

9 мая – на Светлой седмице – к возгласам «Христос воскресе!» добавился долгожданный «С днем победы!»;

– Парад Победы на Красной площади был назначен на 24 июня – День Святой Троицы.

Нет никакого сомнения в том, что выстоять в войне и победить коварного и сильного врага, кроме всех прочих условий, помогла и религиозная вера советских людей. Складывавшиеся веками национальные и патриотические традиции Русского Православия оказались сильнее обид и предрассудков. Несмотря на совершённое над ней надругательство, погром и бесконечные унижения от власти, Православная Церковь в тяжёлую годину для страны и народа без каких-либо колебаний и сомнений встала в ряды защитников Отечества, духовно освятила будущую Победу.

Категория: Великая отечественная война (1941-1945) | Добавил: Буквоед
Просмотров: 187 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

ЛЕТО!!!
Сасыколи
Праздники России

Сасыколи © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz